Библиограф - русские авторы. Выпуск 001


selling annuity payment a1f38108

От издателей к читателям


Издательство "Пупкин и микроба" приветствует всех сюда пришедших.
Предлагаем вашему вниманию Выпуск 001 из серии "Библиограф - русские авторы."

Уважаемые мамзельки, мадамки и ихние мужики - вы пришли на офигительно полезный сайт про книжки. Книжки русских, советских и антисоветских поэтов, драматургов, писателей и всех кто таковым себя почему-то считал (пусть и с ошибками).
Здесь публикуются фрагменты ихних творений. Вам стразу станет ясно - нужно тратить на это деньги, или ну его к растакой-то матери.

Глава 1. Аарх Андрей - Абдулаева Сахиба

В этой главе опубликовано


ТОННЕЛЬ ПРИЗРАКОВ - Чингиз АБДУЛЛАЕВ
Есть города, в которые влюбляешься сразу и на всю жизнь. Есть такие, очарование которых постигаешь неспешно, неторопливо наслаждаясь самим процессом узнавания. Есть города, которые навсегда входят в твою память.
И наконец, есть города, которые становятся близкими и родными, - ты просто не мыслишь себя без них. Но есть и такие, которые любишь безотчетно и долго потому, что они удивительным образом сочетают в себе и радость мгновенного узнавания, и прелесть постепенного очарования, и привязанность до гробовой доски. Для него таким городом был, безусловно, Париж, одно имя которого вызывало в памяти многочисленные ассоциации с различными периодами его трудной судьбы, - не город даже, а целый континент человеческой цивилизации.
Дронго не впервые приезжал в Париж, но каждый раз очарование этого города вынуждало его забрасывать все свои дела, и он отправлялся в многочасовые прогулки по улицам и площадям этого знакомого и всегда такого неожиданного города. На этот раз он приехал сюда всего лишь на два дня.

В России бушевал финансовый кризис, все счета в российских банках были заблокированы, а по кредитным карточкам нельзя было получить деньги, даже если их обладатель хранил свои сбережения в зарубежных банках. Во многих местах появились предупреждения об оплате услуг наличными, кредитные карточки почти повсеместно не принимались.
Тогда он и принял решение вылететь в Париж, чтобы снять часть средств со своей кредитной карточки. Он собирался вернуться обратным рейсом в Москву через несколько дней, уже забронировав себе билет на аэробус, отправлявшийся по маршруту Париж-Москва-Токио.

Свои билеты он обычно покупал в агентстве "Аэрофлота" на Елисейских Полях. Раньше, еще во времена Советского Союза, это было помещение невообразимых размеров, отданное под представительство крупнейшей авиационной компании мира. После развала страны над агентством появился итальянский ресторан, а сам офис ужался до непривычно малых размеров.
Выйдя из парижского отеля "Хилтон", где он обычно останавливался, Дронго перешел Сену по мосту и довольно скоро оказался у другого моста, очутившись в одном из углов так называемого "золотого треугольника" города. Авеню Георга Пятого и авеню Монтеня, сходившиеся в этой точке, разбегались в разные стороны, чтобы выйти на Елисейские Поля. При этом авеню Георга Пятого выводило к знаменитому ресторану "Фукетс", откуда можно было спуститься до нужного ему здания.
Точка пересечения углов "золотого треугольника" стала летом прошлого года одним из самых известных и трагических мест города. Именно здесь, у памятника с факелом Свободы, стоявшего напротив моста, начинался тот самый подземный тоннель, где погибла принцесса Диана.

Охватившая тогда весь мир скорбь дала немало поводов Дронго для размышления о природе человеческой цивилизации.' Словно издеваясь над примитивными существами, именуемыми людьми, некие высшие силы решили устроить своеобразное испытание, и через несколько дней в далекой Индии скончалась мать Тереза, ставшая символом бескорыстного служения людям. Но смерть длинноногой принцессы, постоянно наставлявшей рога своему мужу, стала для людей гораздо большим потрясением, чем смерть женщины, по праву заслужившей титул святой при жизни.
Он много размышлял об этом несовершенстве человеческой природы. Как профессионал, он прекрасно понимал, что нужная смерть в нужном месте не бывает случайной. По слухам, принцесса должна была демонстративно обвенчаться с сыном египетского миллиардер



Аарх Андрей - Аида
Аарх Андрей - Арлекино И Пьеро
Аарх Андрей - Барбадару И Его Женщина
Аарх Андрей - Дождь
Аарх Андрей - Дорога
Аарх Андрей - М
Аарх Андрей - Письмо
Аарх Андрей - Проект Для Iga
Абазин Олег - Пришелец
Абазин Олег - Снежные Кресты
Продолжение главы 1

Глава 2. Абдулин Мансур - Абрамов Федор

В этой главе опубликовано


СЕРГЕЙ АБРАМОВ - Всадники ниоткуда
Снег был пушистым и добрым, совсем не похожим на жесткий, как наждак, кристаллический фирн полярной пустыни. Антарктическое лето, мягкий, веселый морозец, который даже уши не щиплет, создавали атмосферу почти туристской прогулки.

Там, где зимой даже лыжи самолета не могли оторваться от переохлажденных кристалликов снега, наш тридцатипятитонный снегоход шел, как «Волга» по московскому кольцевому шоссе. Вано вел машину артистически, не притормаживая даже при виде подозрительных ледяных курчавостей.
— Без лихачества, Вано, — окликнул его Зернов из соседней штурманской рубки. — Могут быть трещины.
— Где, дорогой? — недоверчиво отозвался Вано, всматриваясь сквозь черные очки в поток ослепительного сияния, струившийся в кабину из ветрового иллюминатора. — Разве это дорога? Это проспект Руставели, а не дорога. Сомневаетесь? В Тбилиси не были?

Все ясно. Мне тоже.
Я вылез из радиорубки и подсел на откидной стульчик к Вано. И почему-то оглянулся на столик в салоне, где подводил какие-то свои метеорологические итоги Толька Дьячук. Не надо было оглядываться.
— Мы присутствуем при рождении нового шофера-любителя, — противно хихикнул он. — Сейчас кинолог будет просить руль у Вано.
— А ты знаешь, что такое кинолог? — огрызнулся я.
— Я только научно объединяю твои специальности кинооператора и киномеханика.
— Идиот. Кинология — это собаковедение.
— Тогда я исправляю терминологическую ошибку.
И, поскольку я не ответил, он тотчас же продолжил:
— Тщеславие тебя погубит, Юрочка. Двух профессий ему уже мало.
Каждый из нас в экспедиции совмещал две, а то и три профессии. Гляциолог по основной специальности, Зернов мог заменить геофизика и сейсмолога. Толька объединял обязанности метеоролога, фельдшера и кока.

Вано был автомехаником и водителем специально сконструированного для Заполярья снегохода-гиганта да еще умел починить все — от лопнувшей гусеницы до перегоревшей электроплитки. А на моем попечении, кроме съемочной и проекционной камер, была еще и радиорубка. Но к Вано меня тянуло не тщеславное желание увеличить ассортимент специальностей, а влюбленность в его «Харьковчанку».
При первом знакомстве с ней с борта самолета она показалась мне красным драконом из детской сказки, а вблизи, с ее выдающимися вперед в добрый метр шириной лапами-гусеницами и огромными квадратными глазами-иллюминаторами, созданием чужого, инопланетного мира. Я умел водить легковую машину и тяжелый грузовик и с разрешения Вано уже опробовал снегоход на ледяном припае у Мирного, а вчера в экспедиции не рискнул: день был хмурый и ветреный. Но сегодняшнее утро так и манило своей хрустальной прозрачностью.
— Уступи-ка руль, Вано, — сказал я, стиснув зубы и стараясь на этот раз не оглядываться. — На полчасика.
Вано уже подымался, как его остановил оклик Зернова:
— Никаких экспериментов с управлением. Вы отвечаете за любую неисправность машины, Чохели. А вы, Анохин, наденьте очки.
Я тотчас же повиновался: Зернов как начальник был требователен и непреклонен, да и небезопасно было смотреть без защитных очков на мириады искр, зажженных холодным солнцем на снежной равнине. Только у горизонта она темнела, сливаясь с размытым ультрамарином неба, а вблизи даже воздух казал



Абдулаева Сахиба - Как Мы Изобрели Фотосинтезатор
Абдулаева Сахиба - Медиумы
Абдулаева Сахиба - Меченосец
Абдулаева Сахиба - Модель Обожания
Абдулаева Сахиба - Панаванне Жанчын (На Белорусском Языке)
Абдулаева Сахиба - Планета Негодяев
Абдулаева Сахиба - Посланница Судьбы
Абдулаева Сахиба - Свадебное Платье
Абдулаева Сахиба - Сын Неба
Абдулаева Сахиба - Таинственная Крепость
Продолжение главы 2




44